Главная » Статьи » 

Владимир Бармин

УЧЕНЫЙ-КОНСТРУКТОР ВЛАДИМИР БАРМИН

 

Владимир Павлович Бармин родился 17 марта 1909 года в Москве, в семье служащего. В 1917 году он поступил учиться в Московское реальное училище Иванцова, которое через год было преобразовано в среднюю школу первой и второй ступеней. В 1926 году, успешно окончив обе ступени школы и стремясь получить высшее техническое образование, он подает заявления о поступлении сразу в три института. Успешно сдает экзамены в два из них - на механический факультет Московcкого механико-машиностроительного института (в дальнейшем МВТУ имени Баумана) и в Ломоносовский институт (Московский механический институт имени Ломоносова, предшественник Московского автомеханического института, ныне - Московский государственный машиностроительный университет).

В первом семестре он посещает лекции в обоих институтах. Это время Бармин использовал для окончательного определения своей дальнейшей инженерной специализации. Со второго семестра он становится студентом только «Бауманки». В 1930 году блестяще защитил дипломную работу на тему «Пермский городской холодильник», став инженером-механиком по холодильным машинам и аппаратам.

В те годы по окончании высших учебных заведений молодым специалистам вместо дипломов выдавались справки о завершении учебы в институте. С такой справкой Бармин и был направлен на московский завод «Котлоаппарат», занимавшийся производством холодильного оборудования. В 1931 году завод, занимавшийся выпуском громоздких малопроизводительных горизонтальных компрессоров для холодильного оборудования, был переименован в «Компрессор».

Начав свою трудовую биографию на заводе инженером-конструктором, Бармин сразу же включился в деятельность КБ предприятия. Первой его работой стало проектирование нового, современного вертикального компрессора.

Впоследствии, уже став Главным конструктором стартовых комплексов для баллистических ракет, Владимир Павлович с удовольствием вспоминал эту свою первую конструкторскую победу. Во многом благодаря этой работе он смог достигнуть тех высот, которые навечно вписали его имя в историю освоения космоса.

В конце 1935 года Бармин в составе группы специалистов Главмашпрома был командирован в США для изучения производства и эксплуатации компрессоров и холодильного оборудования. Бармин должен был разобраться в весьма «щекотливом» вопросе: как американцы делают прозрачный лед. У нас при его искусственном производстве он в то время получался только мутным.

В мае 1936 года делегация возвратилась в Москву, и по результатам командировки Бармин представил обширный отчет. В нем были подробно изложены состояние производства холодильного оборудования в США, преимущества и недостатки изготовляемых компрессоров на различных заводах, а также даны рекомендации, какую продукцию целесообразно приобрести. Во многом благодаря той информации, которую Бармин привез из Америки, холодильники вошли в наш быт.

В конце 1940 года его назначают главным конструктором завода «Компрессор». Те новшества, которые Бармин видел во время командировки в Америку, формируют его взгляды на дальнейшее развитие компрессорной и холодильной техники в нашей стране. Однако большим планам молодого главного не суждено было сбыться - началась Великая Отечественная война, которая коренным образом изменила научную и производственную работу молодого конструктора.

На радикальные изменения повлияло решение, принятое правительством нашей страны буквально за день до начала войны, 21 июня 1941 года. Тогда было подписано постановление о развертывании серийного производства реактивных снарядов PC-132, пусковых установок для них и о начале формирования специализированных воинских частей для их использования.

На девятый день войны директор завода «Компрессор» и Бармин, как главный конструктор, были вызваны к наркому общего машиностроения Петру Паршину, где перед ними была поставлена задача полностью перестроить завод, переключив его на серийное производство нового вида вооружения, будущих легендарных "Катюш".

По сути, именно с этого момента Бармин и стал заниматься стартовыми комплексами, сначала для реактивного, а затем - и ракетного вооружения. И хотя случилось это вынужденно, Владимир Павлович никогда не жалел, что судьба распорядилась так, а не иначе.

Одновременно с приказом наркома о перепрофилировании завода «Компрессор» было создано специальное конструкторское бюро (СКБ). Позже главным конструктором СКБ при заводе «Компрессор» был назначен Владимир Бармин.

Для Владимира Павловича и коллектива вновь созданного КБ начались напряженные дни. При круглосуточной работе в кратчайшие сроки были проведены конструкторская и технологическая переработка документации боевой установки. Уже 23 июля 1941 года завод «Компрессор» по чертежам СКБ изготовил и направил на полигонные испытания первую боевую установку.

Всего за годы войны под руководством Бармина было разработано и изготовлено 78 типов экспериментальных и опытных конструкций пусковых установок БМ-13, БМ-8, БМ-8-36, БМ- 8-48, БМ-31-12 и других, из которых 36 типов находились на вооружении. Эти установки монтировались на всех ведах наземных и водных транспортных средств, способных их перевозить, в том числе и на железнодорожных платформах, морских и речных катерах, санях и лыжах. К концу войны на всех фронтах было задействовано около 3000 реактивных установок.

Руководство страны высоко оценило труд СКБ при заводе «Компрессор».  Многие его сотрудники были награждены орденами и медалями. Заслуги Владимира Павловича Бармина были отмечены орденами Ленина, Кутузова I степени, Трудового Красного Знамени, медалями «За оборону Москвы» и «За освобождение Варшавы», ему присвоено звание лауреата Сталинской премии I степени.

Тот опыт, который приобрел Бармин во время работы в СКБ при заводе «Компрессор», оказался крайне необходим в период, когда возникла необходимость ознакомиться с «ракетным наследием» фашистов. Сразу же после капитуляции Германии высшим руководством СССР было принято решение о направлении в советскую зону оккупации нескольких групп советских специалистов для изучения этой техники и средств ее производства. Среди них был и Бармин, получивший по этому случаю воинское звание полковника.

В Германии Бармин познакомился с Сергеем Королевым, Валентином Глушко, Николаем Пилюгиным и другими будущими создателями ракетной техники в нашей стране. Там же они впервые начали взаимодействовать. Эта, казавшаяся тогда временной, кооперация сложилась на долгие годы и дала поразительные по своим историческим последствиям результаты.

Прообразом первого отечественного ракетного комплекса Р-1 стал немецкий «Фау-2», воссоздаваемый в нашей стране с учетом изменения климатических условий эксплуатации и возможностей промышленности страны.

Почти одновременно с работами по зданию наземного оборудования и стартовой позиции для ракеты Р-1 были развернуты работы по созданию наземного оборудования для ракеты Р-2. В 1951 году руководимое Барминым КБ успешно справилось с работой по созданию стартовых комплексов для ракетно-зенитной системы С-25 с ракетами "земля-воздух". После проведения полигонных и летно-конструкторских испытаний Р-1 в 1950 году и Р-2 в конце 1951 года в составе ракетного комплекса были приняты на вооружение Советской Армии.

С 1947 года под руководством Бармина были разработаны стартовые комплексы для ракет Р-11, Р-5, Р-5М - первой отечественной ракеты с ядерной боеголовкой. За эту работу Владимир Павлович был награжден орденом Ленина и удостоен звания Героя Социалистического Труда.

В 1957 году были завершены работы над стартовым комплексом первой в мире межконтинентальной баллистической ракеты Р-7. За выполнение этого важного правительственного задания Бармин в числе других главных конструкторов стал лауреатом Ленинской премии. В дальнейшем на базе "семёрки" было создано целое семейство ракет-носителей космического назначения: «Спутник», «Луна», «Восток», «Молния», «Восход», «Союз». С их помощью в космос были запущены: первый в мире искусственный спутник Земли, первые лунники, первые автоматические межпланетные станции к Венере и Марсу, первый человек.

В 1960-1980-е годы Бармин участвует в создании как боевых ракетных комплексов, так и стартовых площадок для космических носителей. Под его руководством разработаны стартовые комплексы для ракет-носителей «Протон» и многоразовой космической системы «Энергия» - «Буран».

Есть в багаже конструктора Бармина и другие работы, которые остались в летописи освоения космического пространства. Одна из них - создание автоматических установок для работы в условиях планет Солнечной системы и производства неорганических материалов и биологически активных веществ в космосе. Для исследования поверхности Луны и Венеры в КБ Бармина были сконструированы грунтозаборные устройства (ГЗУ). С помощью одного из таких устройств (ГЗУ ЛБ-09) была взята проба лунного фунта с глубины около 2,5 метра без нарушения порядка залегания пород и обеспечена доставка его на Землю в 1976 году.

Но, пожалуй, самой яркой работой Бармина стал впервые в мире детально проработанный проект долговременной обитаемой базы на Луне. В литературе его часто именуют «Барминградом», хотя в официальных документах он проходит под обозначением «ДЛБ» (Долговременная лунная база), а в Конструкторском бюро-1 его знали под названием «Звезда».

Кроме своей основой работы, Владимир Павлович много внимания уделял научной и педагогической деятельности. С 1931 года он преподавал в МВТУ имени Баумана, с 1934 года руководил курсовыми и дипломными проектами, выполняемыми студентами, в 1938 году разработал и читал курс "Расчёт и конструкция поршневых компрессоров". А в 1959 году создал в этом вузе кафедру "Стартовые ракетные комплексы" и в течение 30 лет руководил ею.

В начале 1970-х годов из двух с половиной тысяч человек, работавших в то время у Бармина в КБОМ, около 800 сотрудников были выпускниками этой кафедры.

Автор множества научных трудов, посвященных разработке основ техники высоких давлений и низких температур, а также основ построения сложных машиностроительных комплексов; исследованию электроприводов, компрессорных и холодильных установок; созданию ракетно-космических и боевых стартовых комплексов. В 1957 году Бармин был избран членом-корреспондентом Академии Наук СССР (с 1992 г. - РАН), а в 1966 году стал действительным членом академии.

Владимир Павлович являлся почетным президентом Академии космонавтики имени Циолковского, действительный членом Международной академии астронавтики, почетным президентом Международной ассоциации ученых, инженеров и изобретателей имени Томаса Эдисона.

До последних своих дней Владимир Бармин жил в Москве. Скончался он 17 июля 1993 года. Похоронен на Новодевичьем кладбище. Его именем назван астероид основного пояса. В городе Байконур есть улица Академика Бармина. 
 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ ИЗ ФОНДОВ ЦЕНТРАЛЬНОЙ ОБЛАСТНОЙ БИБЛИОТЕКИ ДЛЯ МОЛОДЕЖИ

1. Арлазоров, М. Конструкторы / М. С. Арлазоров. - М.: Сов. Россия, 1975. - 280 с.
2. Романов, А. Конструкторы: [о С.П. Королеве, М.К. Янгеле, В.П. Глушко] / А. П. Романов, В. С. Губарев. - М.: Политиздат, 1989. - 365 с.
3. Липкин, И. О ракетах, космических кораблях и космических аппаратах: для любознательных читателей / И. А. Липкин. - М.: Вузовская книга, 2004. - 104 с. 
4. Буланов, И. Технология ракетных и аэрокосмических конструкций из композиционных материалов: учебник для вузов / И. М. Буланов, В. В. Воробей. - М.: Изд-во МГТУ им. Н.Э. Баумана, 1998. - 516 с.
5. Черток, Б. Ракеты и люди. Лунная гонка / Б. Е. Черток. - М.: Машиностроение, 1999. - 569 с.
6. Мазинг, Г. Ракета и орудие / Г. Ю. Мазинг. - М.: Изд-во ДОСААФ, 1987. - 132 с. 
7. Анисин, И. Ракетная застава / И. И. Анисин, А. А. Сгибнев. - М.: Изд-во ДОСААФ, 1976. - 206 с.
8. Кротов, И. Модели ракет: проектирование / И. В. Кротов. - М.: Изд-во ДОСААФ, 1979. - 176 с.
9. Нестеренко, А. Огонь ведут "катюши" / Ген.-лейт. А. И. Нестеренко. - М.: Воениздат, 1975. - 262 с.
10. Романов, А. Ракетам покоряется пространство: [об акад. В.П. Глушко] / А. П. Романов. - М.: Политиздат, 1976. - 111 с.

 


Просмотров: 80














Поиск по сайту

Онлайн всего: 2
Гостей: 1
Пользователей: 1
saltykovae24
Форма входа

МЫ В СОЦИАЛЬНЫХ СЕТЯХ