Главная » Статьи » 

Ариадна Эфрон 110

БИОГРАФИЯ АРИАДНЫ ЭФРОН

ДЕТСТВО

Родилась Ариадна Эфрон 18 сентября 1912 года в Москве, в семье поэтессы Марины Цветаевой и публициста Сергея Эфрона. Имя дочери придумала мама, хоть отец и противился ее выбору, так как он больше склонялся к русским именам. Но Марина осталась непреклонна, и девочку все же назвали Ариадной, во многом определив ее судьбу.

Чтение и письмо малышка освоила еще в раннем детстве, кроме этого, завела себе привычку записывать все, что с ней случилось за день, в маленькую тетрадку. Той же обычной тетради Ариадна доверяла и свои первые стихи, впоследствии вошедшие в сборник «Психея». Девочка очень любила сказки, особенно Шарля Перро, она могла часами слушать, как играет на пианино бабушка – Мария Мейн. Через несколько лет в семье родилась еще одна дочь – Ирина.

В гражданскую войну Сергей Эфрон ушел на фронт. Марина осталась с двумя маленькими детьми, пыталась как-то выжить в то непростое голодное время. Детство Али (так Ариадну называли только самые близкие) как-то быстро закончилось, девочка взрослела на глазах. Мама и дочь часто бывали на литературных вечерах, слушали Бальмонта и Блока, поддерживали изголодавшихся поэтов теми скудными запасами продуктов, которые удавалось достать и сохранить.

Ариадна часто болела, сразу лихорадкой, потом тифом, но к счастью выжила, в отличие от своей младшей сестренки Ирины, умершей в приюте. В 1922 году Марина Цветаева с дочерью уехали за границу, в Германию.

В том же году к ним присоединился отец, Сергей Эфрон, и уже в полном составе семья отправилась в Чехословакию. Аля получала отличное воспитание, вместе с родителями читала книги. По вечерам они ставили спектакли, передавали дочери хорошие манеры и учили всегда говорить правду.

КАРЬЕРА И ТВОРЧЕСТВО

Ариадна отправилась в гимназию в 1922-м, в возрасте десяти лет. К тому времени девочка уже знала латинский алфавит, русский язык, молитвы и азы математики. В этом учебном заведении ее сразу прозвали Пушкиным и дали первые уроки сосуществования в коллективе. Учеба давалась Ариадне с трудом, поэтому вскоре родители забрали ее из учебного заведения, и Марина занималась с ней сама. Поэтесса сумела дать ей намного больше, чем стандартная школьная программа. Ариадна прекрасно знала литературу, историю, искусство, стала настоящим полиглотом.

Спустя три года, в 1925-м, семья переехала в Париж. Сергей Эфрон получал стипендию, Марина писала и публиковала стихи, Ариадна занималась журналистикой, причем сотрудничала одновременно с четырьмя изданиями. Кроме этого, занималась переводам, вязала и шила мягкие игрушки. Одновременно с этим, оттачивала свой природный талант художника, посещала занятия в двух училищах, в том числе ходила и в то, что при Лувре.

В Париже Ариадна получила диплом училища прикладного искусства «Arts et Publicite», где изучала литографию, оформление книг, гравюру. Второй диплом – высшей школы Лувра, ее специальность – «История изобразительного искусства». Свою трудовую биографию начала с сотрудничества с французскими журналами – «Франция – СССР», «Россия сегодня», «Для Вас» и изданием, выходившем на русском языке – «Наш Союз». Его издателем был «Союз возвращенцев на Родину». Здесь печатались очерки, статьи, переводы Эфрон, к тому же с ее иллюстрациями. Помимо этого, Ариадна занималась переводом стихов Владимира Маяковского и еще нескольких советских поэтов.

В 1937-м Ариадна первая из всей семьи вернулась в Советский Союз. Устроилась на работу в советский журнал «Revue de Moscou», который выходил на французском языке. Занималась тем же, что и в Париже — публиковала свои репортажи, очерки, статьи, переводы, выполняла иллюстрации.

Следом за дочерью в СССР вернулся Сергей Эфрон, а спустя некоторое время и Марина Цветаева.

Казалось бы, все начало налаживаться, но 27 августа 1939 года за Ариадной пришли. Органы НКВД предъявили Ариадне обвинение в шпионаже, и Особое Совещание осудило поэтессу на восемь лет лагерей. Ее пытали и сломали. Не вынесшая издевательств девушка дала показания против собственного отца, и его тоже арестовали. О том, что родителей уже нет в живых, узнала спустя несколько лет. Отца расстреляли, мама покончила жизнь самоубийством 31 августа 1941 года в эвакуации.

Весной 1943-го оперотдел лагеря предложил Ариадне сотрудничество, которое заключалось в элементарном «стукачестве». Она отказалась, и была немедленно переведена на лесоповал Севжелдорлага. От неминуемой гибели Эфрон спасло вмешательство подруги, актрисы Тамары Сланской, которая каким-то образом раздобыла конверт и отправила письмо гражданскому мужу Ариадны – Гуревичу. Тамара писала, что Алю нужно немедленно вызволять с Севера, иначе, она просто не доживет до конца срока. Гуревич сумел выхлопотать перевод Ариадны в город Потьму, что в Мордовии.

Освободилась Ариадна Эфрон из заключения только в 1948-м и устроилась в рязанское Художественное училище на должность преподавателя графики. Ей так долго не хватало общения с друзьями, что поэтесса была рада и активной переписке с ними. Ей писал и Борис Пастернак, присылал фрагменты своих произведений, новых глав «Доктора Живаго», стихи. Книга Пастернака ее сильно впечатлила, и Ариадна в одном из писем сообщила Борису о своей мечте: ей очень хотелось сделать иллюстрации к «Доктору Живаго», и не просто иллюстрации, в традиционном понимании, а рисунки пером, чтобы запечатлеть образы такими, какие представляются в ее воображении.

Однако этой мечте сбыться не удалось. В феврале 1949 года последовал новый арест, и ее, как ранее судимую, приговорили к пожизненному проживанию в Туруханском районе Красноярского края.

Вначале Ариадну ставят на тяжелую работу, а потом все же решили использовать ее творческие способности. Спустя некоторое время ее перевели на работу в клуб, где поэтесса занималась оформлением лозунгов и стенгазет. Была организатором культурной и театральной жизни лагеря. Борис Пастернак поддерживал Ариадну не только морально, он высылал ей деньги, за которые поэтесса и ее подруга Ада Федероль-Шкодина купили себе небольшой домик и перебрались туда жить. Ссылка оставила в ее душе рану на всю жизнь, которая не лечилась даже любимыми акварелями.

Реабилитировали Ариадну Эфрон также внезапно, как и арестовали. В 1955-м с нее сняли все обвинения, за отсутствием состава преступления, и она смогла вернуться в родную Москву. Спустя семь лет Эфрон приняли в Союз писателей. Женщина наконец-то могла заниматься делом, которое любила больше всего. Она переводила произведения зарубежных писателей, сама писала стихи, издавала произведения своей матери – Марины Цветаевой. Ариадна наслаждалась не только ощущением физической свободы, но и свободы творческой.

ЛИЧНАЯ ЖИЗНЬ

Своего гражданского мужа — Самуила Гуревича, Ариадна встретила в издательстве. Вернее, в буфете, куда Самуил пришел после собрания, на котором разбирали его «недостойное» поведение. Аля пришла туда же после рабочего дня, она любила пить морс именно в этом месте. Гуревич одиноко грустил за столиком, его сильно расстроило это собрание. Ариадне захотелось как-то ободрить его, и она не нашла ничего лучше, чем молча положить перед ним апельсин и быстро удалиться.

Потом состоялась еще одна встреча, за ней еще одна, после которой они начали встречаться. Им нравилось быть вместе, просто гулять, разговаривать обо всем на свете. Ариадна знала, что ее любимый не свободен, что у него есть семья, жена, но это не имело абсолютно никакого значения, девушка поняла, что может ждать Самуила всю жизнь. Молодой человек понравился ее родителям, и достаточно быстро влился в круг близких людей.

Самуил писал Ариадне в ссылку, и эти его письма находили ее в любом месте, куда в очередной раз забрасывала судьба. Он подал ходатайство о переводе любимой в более щадящие условия, бывал у нее в Рязани. Все действия Гуревича были как на ладони у властей, ему не раз напоминали, что так можно вылететь  из партии, но Самуил продолжал писать, приезжать, любить. Он также оказывал посильную помощь семье Ариадны. Но во время очередной встречи с Ариадной, которая сильно изменилась после отбывания второго срока, стало понятно, вместе они не будут никогда.

В своем дневнике Эфрон записала, что эта встреча прошла как всегда тепло и дружественно, но вместе жить им не суждено. Работа и партия держат мужчину в Москве, тогда как она вынуждена скитаться по провинциям, за много километров от столицы. Она писала, что во время встреч с любимым, которые им разрешают раз в два месяца, она испытывает невыразимую грусть.

Детьми Ариадна Эфрон так и не обзавелась. Ее гражданского мужа, «первого и последнего», Самуила Гуревича расстреляли в 1951 году. Больше поэтесса не пыталась устроить свою личную жизнь.

СМЕРТЬ

Смерть буквально ходила за Ариадной по пятам, с самого детства. Она чуть не умерла от тифа, могла погибнуть от побоев на допросе, умереть в обледеневшем вагоне, который вез ее в очередное заключение или скончаться от истощения и тяжелой работы на лесоповале.

Она оставила после себя книгу писем под названием «А душа не тонет…», зарисовки и рассказы «Моей зимы снега», «Воспоминания дочери», множество цитат, которые уже давно превратились в афоризмы.

Ариадна Эфрон скончалась 26 июля 1975 года в одной из больниц города Тарусы от обширного инфаркта. Поэтесса слишком близко принимала к сердцу все боли и проблемы близких, и оно не выдержало такой нагрузки, остановилось в 62 года. Перед смертью женщина страдала от нестерпимых болей, но старалась не обращать на них никакого внимания. Была надежда, что боль пройдет, и нечего тревожиться из-за таких пустяков.

Ариадну Эфрон похоронили в Тарусе, на местном кладбище. Место ее погребения отмечено могильным камнем без фотографии. На нем только имя покойной и даты. Так из семьи Цветаевых в живых осталась только Анастасия Цветаева, младшая сестра Марины Цветаевой.

 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ ИЗ ФОНДОВ ЦЕНТРАЛЬНОЙ  ОБЛАСНОЙ БИБЛИОТЕКИ ДЛЯ МОЛОДЕЖИ

1.   Эфрон, А. А душа тонет...: письма (1942 - 1975), воспоминания / А. Эфрон. - М.: Культура, 1996. - 446 с.
2.   Эфрон, А. Марина Цветаева: воспоминания дочери, письма / Ариадна Эфрон; [сост. и вступ. ст. М. И. Белкиной, коммент. Л. М. Турчинского]. - Калининград : Кн. изд-во: Янтарный сказ, 1999. - 648 с.
3. Эфрон, А. О Марине Цветаевой: воспоминания дочери / Ариадна Эфрон; [сост. и авт. вступ. ст. М. И. Белкина]. - М.: Советский писатель, 1989. - 480 с.
4.  Цветаева, М. Мой Пушкин: [сборник] / Марина Цветаева; [вступ. ст. В. Орлова; подгот. текста и коммент. А. Эфрон, А. Саакянц]. - 3-е изд., доп. - М.: Советский писатель, 1981. - 223 с.
5.  Баевский, В. История русской литературы ХХ века: компедиум / В. С. Баевский. - 2-е изд., перераб. и доп. - М.: Языки славянской культуры, 2003. - 445 с.
6.  Буслакова, Т. Русская литература XX века: учеб. минимум для абитуриента / Т. П. Буслакова. - М.: Высш. школа, 1999. - 413 с.
7. История русской литературы ХХ века: учебник : в 2-х ч. . Ч. 1 / под ред. В. В. Агеносова. - 2-е изд., перераб. и доп. - М. : Юрайт, 2013. - 795 с.
8.  Соколов, А. История русской литературы конца XIX - начала ХХ века: учебник / А. Г. Соколов ; вступ. ст. М. В. Михайловой, Ю. В. Шевчук. - 5-е изд. - М. : Юрайт, 2012. - 501 с. 
9.  Голубков, М. Русская литература XX века: учеб. пособ. для абитуриентов / М. М. Голубков. - М.: Аспект-пресс, 2003. - 286 с.
10. Клинг О. А. Поэтический мир Марины Цветаевой/О. А. Клинг. - 2001
11. Кудрова И. В. Просторы Марины Цветаевой/И. В. Кудрова. - 2003
12. Швейцер В. А. Быт и бытие Марины Цветаевой/Виктория Швейцер. - 2007/
13. Воспоминания о Марине Цветаевой. - 1992
14. Кудрова И. В. Гибель Марины Цветаевой/И. В. Кудрова. - 1999
15. Федосеева Л. Г. Марина Цветаева/Л. Г. Федосеева. - 1992
16. Фейлер Л. Марина Цветаева/Л. Фейлер. - 1998
17. Лосская В. Л. Марина Цветаева в жизни/В. Л. Лосская. - 1992
18. Марина Цветаева в Москве/[сост., авт. текста Ю. М. Каган]. - 1992
19. Каган Ю. М. И.В. Цветаев/Ю. М. Каган; отв. ред. И. Н. Осиновский ; [вступ. ст. И. А. Антоновой]. - 1987

Материал подготовлен Игониной Е.Е.

 


Просмотров: 201














Поиск по сайту

Онлайн всего: 2
Гостей: 1
Пользователей: 1
ЕленаСалтыкова340
Форма входа

МЫ В СОЦИАЛЬНЫХ СЕТЯХ