Главная » Статьи » 

Александр Бородин

ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ ИЗ ЖИЗНИ КОМПОЗИТОРА АЛЕКСАНДРА БОРОДИНА

Александр Бородин был незаконнорождённым сыном грузинского князя и дочери военного. Князь не мог признать мальчика своим сыном, но принял в его судьбе большое участие, а перед смертью выдал мать будущего композитора замуж, маленькому Саше дал вольную (его просто были вынуждены при рождении записать крепостным), и купил им дом.

Авдотья Константиновна, мать мальчика, не чаяла в нём души. Путь в гимназию Александру был закрыт, но его домашним обучением занимались лучшие педагоги. А когда пришла пора получать высшее образование, мать дала взятку, и чиновники Казённой палаты записали Александра Бородина купцом. Это позволило ему сдать экзамены за гимназический курс и записаться в Медико-хирургическую академию вольным слушателем.

Первый интерес к музыке проснулся у Бородина в раннем детстве. После посещения Семеновского плаца, где играл военный оркестр, он дома на пианино старательно подбирал по памяти услышанные марши. Чуть позже Авдотья Константиновна наняла солдата из этого оркестра, чтобы преподавать мальчику музыку – одно занятие стоило 10 копеек.

Способности Александра проявились очень быстро: в 9 лет он уже писал сложные музыкальные произведения, а годом позже серьёзно увлёкся химией. Кроме того, он неплохо рисовал и лепил.

Александр был круглым отличником в академии, все предметы он изучал легко и с интересом. Лишь одна дисциплина у него «не пошла» – Закон Божий. Возможно, студент просто не нашел общего языка со священнослужителем, преподававшим его. Но в итоге именно из-за того, что Бородин «слишком вольно» пересказывал Библию, его выпустили с одним лишь похвальным листом вместо полноценного документа об образовании.

После окончания академии Бородин был всецело поглощён химией, вспоминая о музыке разве что во время посещения театров. Вернуло его интерес к музыке знакомство с Екатериной Протопоповой. Красавица-пианистка тяжёло болела и вынуждена была лечиться в Европе. Бородин сопровождал Екатерину во время её поездки в Италию, благо тамошняя химическая школа вызывала в нём профессиональный интерес. Молодые люди закономерно сблизились и обручились.

Супруга Бородина страдала тяжёлой формой астмы. Даже при полном соблюдении режима у неё иногда случались тяжёлые приступы, по время которых муж выступал и в роли врача, и в роли сиделки.

У Бородина и Катерины не было своих детей, однако было много нерастраченной родительской любви и энергии. Ее они реализовали, взяв к себе на воспитание четырех девочек.

Протопопова так описывала моменты творческих порывов мужа: по ее словам, он мог сидеть за инструментом или нотами часами, причем в эти моменты полностью уходил в себя, мог не принимать пищу и не спать по 8-10 часов. После выхода из этого состояния Александр Порфирьевич еще долго был словно не в себе, на вопросы мог отвечать невпопад и имел отсутствующий вид.

Бородин всю жизнь считал себя химиком, а к музыке относился как к хобби. Но в России наука – не самый лучший путь к материальному благополучию. Поэтому даже уже будучи академиком Медико-хирургической академии, Бородин подрабатывал преподаванием в других вузах и делал переводы.

С ещё меньшим пиететом относились к увлечению Александра Порфирьевича музыкой его коллеги. Открывший Бородину дорогу в большую химию выдающийся учёный Николай Николаевич Зинин считал, что музыка отвлекает учёного от серьёзной работы. Причём отношение Зинина к музыке не изменилось даже после триумфальной премьеры Первой симфонии Бородина.

Ноты Бородин записывал карандашом, а чтобы они подольше сохранялись, обрабатывал бумагу яичным белком или желатином.

В мире Бородин известен как композитор, о его занятиях химией, несмотря на 40 научных работ и реакцию, названную его именем, знают только специалисты.

Бородин входил в “Могучую кучку” – известную пятёрку композиторов, стремившихся воплотить в музыке русскую национальную идею.

Бородин активно ратовал за национализацию русского искусства и выступал против огромного количества зарубежных произведений на сцене. В этой борьбе он не только часто обращался к народным мотивам, но и создал мини-перу «Богатыри», которую наполнил шуточными мотивами, напоминающими популярные штампы зарубежной музыки того времени. К тому же, таким образом Бородин еще раз продемонстрировал свою универсальность как композитора и, конечно, незаурядное чувство юмора.

Александр Порфирьевич умер скоропостижно и неожиданно: на глазах у близких друзей после развесёлой русской пляски у великого человека просто остановилось сердце. Случилось это 27 февраля 1887 года.

«Князь Игорь» – опера, популярная и любимая не только в России, но и во всем мире. Бородин писал ее 18 лет, но так и не закончил. Дописывать произведения после смерти композитора взялись его товарищи по «Могучей кучке», и в 1890 году опера впервые вышла на сцене, завоевав оглушительный успех.

В Музее науки Лиссабонского университета каждый год проходит мероприятие, посвященное А. Бородину, на котором профессиональные музыканты исполняют его сочинения в химической лаборатории. В это же время студенты и преподаватели ВУЗа проводят эксперименты, повторяющие исследования великого русского композитора-химика.

В 1861 году Бородин впервые открыл и описал реакцию серебряных солей карбоновых кислот с галогенами, которая с тех самых пор в России и носит его имя. А вот в иностранной литературе эта реакция известна под именем другого ученого – К. Хунсдикера, который в 1942 году также занимался ее исследованием. В последнее время ее все чаще стали называть «реакцией Бородина-Хунсдикера».

Александр Порфирьевич был первым, кто познакомил русскую общественность с дарвинизмом, а произошло это благодаря его редакторской работе в журнале «Знание», где и была с его одобрения опубликована эта работа. После этого Бородин, а также его коллега, соредактор П. Хлебников были вынуждены оставить издание, поскольку публикацией «вредных материалистических учений» навлекли на себя гнев министра внутренних дел.
 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ ИЗ ФОНДОВ ЦЕНТРАЛЬНОЙ ОБЛАСТНОЙ БИБЛИОТЕКИ ДЛЯ МОЛОДЕЖИ

1.Избранные пьесы русских композиторов, XIX век [Ноты]: для фортепиано/Александр Порфирьевич Бородин, Николай Андреевич Римский-Корсаков, Цезарь Антонович Кюи. - М.: АСТ: Астрель, 2006. - 122 с.
2. Дулова, Е. А.П. Бородин: повесть: для сред. и ст. шк. возраста / Е. В. Дулова. - М.: Дет. лит., 1990. - 122 с.
3. Ильин, М. Александр Порфирьевич Бородин, 1833 - 1887 / М. Ильин, Е. А. Сегал. Письма / [А. П. Бородин; сост. писем, муз. редактирование и примеч. Л. Ю. Шкляревской]. - М.: Правда, 1989. - 477 с.
4. Головинский, Г. Камерные ансамбли Бородина / Г. Л. Головинский. - М.: Музыка, 1972. - 312 с. 
5. Головинский, Г. "Князь Игорь" А.П. Бородина: путеводитель по опере / Г. Л. Головинский. - 3-е изд., доп. - М.: Музыка, 1980. - 80 с.
6. Попова, Т. Бородин / Т. В. Попова. - М.: Музыка, 1972. - 189 с. 
7. Рзянкина, Т. "Князь Игорь" - опера А. Бородина / Т. А. Рзянкина. - М.: Музыка, 1975. - 32 с. 
8. Евсеев, Б. Русские композиторы: рассказы о жизни, летопись творческого пути / Б. Т. Евсеев. - М.: Белый город, 2002. - 48 с. 
9. Орлова, Е. Очерки о русских композиторах XIX - начала XX века: учеб. пособ. для муз. вузов / Е. М. Орлова. - М.: Музыка, 1982. - 223 с.
10. Сто великих композиторов / авт.-сост. Д. К. Самин. - М.: Вече, 2000. - 623 с. 


Просмотров: 100














Поиск по сайту

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа

МЫ В СОЦИАЛЬНЫХ СЕТЯХ